«Ты здесь хозяин, а не гость, тащи с работы каждый гвоздь» @Несуны

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Несун — человек, работник предприятия, или начальник, совершающий вынос (т.е. кражу) с места работы сырья, продукции, средств производства и др. материальных ресурсов, находящихся на предприятии и принадлежащих предприятию (выносящий с места работы).

Хотя слово «несун» было зафиксировано лишь в конце советского периода, кражи на фабриках случались ещё в Российской империи. Владельцы заводов составляли списки провинившихся и просили правительство усилить борьбу со скупщиками, но эти меры не принесли желаемого результата.

Большой размах деятельность несунов приобрела в 1920-е годы. Пресса регулярно сообщала о выносе с предприятий продовольствия, текстиля, резиновых изделий и даже драгоценных металлов. 

Для масс была огромная смысловая разница между – украл и унес. Разумеется, в применении к госсобственности. Украл – это уже когда приговор и человек обретает преступный статус, а унес – это мило. Причем, кто расхищал в суме больше – полагаю несуны. Ведь они это делали регулярно и совершенствуя процесс. Когда ездили на сьемки на какие-нибудь производства, всегда было опасение, что позору не оберешься. Тем более, что фольклор киностудии полон былин про то, как уносили колбасу или спирт, шоколад или что угодно. А навыки то не отработаны, как бывает, когда человек каждый день работает на одном и том же месте. Тут же группа приезжает на  короткое время и не знает, как здесь отслеживают и проверяют.


«Все вокруг колхозное – все вокруг мое!».

Уже один этот некогда распространенный народный лозунг свидетельствует – отношение к общественной собственности в СССР было «легким». Люди, которым в голову не пришло, бы посягнуть на чужую вещь, без тени сомнений расхищали имущество своих предприятий и учреждений. «Никаких угрызений совести ни у кого не было: «Народное имущество – значит мое, ведь я – часть народа!», – вспоминает запорожец Валерий Бутенко. Общество и даже власть негласно признали, что утащить деталь с завода или сумку с колбасой — не воровство: в обиход вошло лукавое словечко «несун».


«Ты здесь хозяин, а не гость, тащи с работы каждый гвоздь».

Эта поговорка появилась в лексиконе граждан СССР в брежневскую эпоху. Именно, тогда, с началом дефицита, как считается, и появились «несуны». Если при Сталине за пару, сорванных на колхозном поле, колосков однозначно сажали, то при Брежневе мелкие хищения наказывали куда более гуманно – мерами общественного воздействия, коллективного порицания и административными взысканиями. Максимум, который грозил «несунам» – 10-50 рублей штрафа.


«Где работаю – то и несу».

Этим правилом 20-40 лет назад руководствовались многие. Швеи тащили домой пряжу, монтеры – проволоку, металлурги – трубы. Вот, например, лишь краткий экскурс в историю явления глазами запорожских журналистов тех лет: «На проходной мясокомбината задержаны 10 «несунов» с 40 килограммами колбасы», «С кондитерской фабрики грузчик выносил домой 20 кг какао», «Машинист хлебозавода нес с родного предприятия полкило пряников и 7 кг маргарина», «На масложиркомбинате задержана «рекордсменка» – выносила под одеждой 6,5 кг маргарина», «Работница молокозавода №2 несла на себе через проходную 2,3 кг бутербродного масла, 5 кг творога и 14 л сливок»!


Кстати, все эти «мясо-молочные реки и кондитерские берега» горе-«несуны» пытались вынести «себе на ужин» (фраза из обьяснительной) в самых пикантных местах. Кольцо копченной колбасы, например, «вохровцы» извлекали из-за пазухи, связку сосисок прямо из брюк, а конфеты, однажды, даже прямо из бюстгалтера! Для выноса того же масла и маргарина делались специальные подстежки к одежде. Хитом «несунства» конечно же был спирт. Его несли отовсюду и по-разному. Те, кто поближе к рабочему классу, варили из нержавейки плоские, толщиной в считанные сантиметры, слегка выпуклые фляжки. Они очень удобно засовывались в штаны и плотно прижимались ремнем к животу. Те, же кто, имел доступ к спирту, но не мог похвастаться умелыми руками, проявляли недюжинную изобретательность. Например, тащили спирт через проходную в… презервативе, который закреплялся ниткой к зубу и располагался прямо в горле. «Вроде бы на титано-магниевом однажды у одного такого хитреца прохудилась «резинка» – тут же на проходной и вырубился!», – рассказывает Дмитрий Онищенко.

Пропуск в бутылках
«Через нашу проходную, пронесу и мать родную…», – шутили в свое время Карцев и Ильченко. Действительно, на горячем попадались считанные единицы «несунов». «Мясокомбинаты охраняла вневедомственная охрана. Кто туда шел? Пенсионеры и инвалиды. В народе их называли “неведомая охрана”. И еще – “ракетно-костыльное войско”. Может ли бабушка задержать грабителя? Смешно!», – вспоминает Александр Макаров.
А во времена «сухого закона» все ворота перед мелкими расхитителями открывала тогдашняя «свободно конвертируемая валюта» – водка. «Вывоз с предприятия необходимого скарба, в зависимости от контролера, стоил от 2 до 4 бутылок водки-казенки. Если рабочие расплачивались самогоном, то количество литров умножалось на 1,5. Пронос же мелких вещей через проходную вообще происходил безболезненно – бутылка и все «хоккей»!», – рассказывает бывший работник строительного цеха завода «Моторостроитель» Валерий.

Веселые и находчивые
Нежелающие расставаться с ценным стратегическим продуктом, то бишь водкой, включали все ту же смекалку. Об одних таких хитрецах «Правде» рассказала Татьяна Лагошняк: «Рассказывали, что как-то зимой на «Преобразователе» рабочие в цеху сделали сани. Очень хорошие сани: из нержавейки, со всякими «прибамбасасми» . Как с завода вывезти? Взяли, обмотали одного товарищами бинтами, кровь краской наляпали – и через проходную на санках. Мол травмировался человек, срочно в больницу надо. Прокатило!».
– Я знал одного такого хитрого водителя, – говорит археолог Евгений Тоцкий. – Он к автомашине приделал дополнительный бензобак, выпарил его и в нём вывозил мясо и колбасу с мясокомбината.
Еще один находчивый рабочий утром пришел на работу с розочкой, а вечером вынес ее в бутылке, уверяя вахтера: «Цветочек вот жене купил!». Бедная роза завяла в считанные минуты: в емкости бултыхался чистейший спирт. Но это было уже за проходной.


«Скажи мне что ты несешь, и я скажу тебе кем ты работаешь».

Еще одна советская мудрость отнюдь не всегда соответствовала действительности. Например, эпический, кочующий из байки в байку, гражданин, выложивший себе всю ванну «общественным» кафелем совсем не работал на кафельном заводе. Каждый день, пару-тройку плиточек он выносил из родного НИИ, где как раз что-то ремонтировали. Через пару месяцев ванная полностью обновилась!
Кстати, общественное добро активно расхищали даже самые юные. Зачастую, как ни странно, ради пополнения все тех же общественных закромов Родины.
– В школьные годы мы сбирали металлолом на заводе ЗЭРЗ. Больше его взять было негде, – вспоминает бывшая запорожская школьница Ольга. – Через забор выносили плиты килограмм по 50 весом и сдавали в школе. Однажды также на металлолом кто-то притащил рабочую бетономешалку, очень немаленькую по размеру. Владельцы потом нашлись, вывозили обратно на грузовике!

Время идет, приоритеты не меняются… И сегодня в 21 веке, кража с места работы – это не преступное деяние, а национальный вид спорта. А “несун” – специализация! Не важно что воруем, главное процесс!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *